Сайт Музея им. ак. И.И. Срезневского и храма в честь Казанской иконы Божией Матери с.Срезнева


Меню сайта



Форма входа
Главная » Статьи » О разном » Это интересно

Умеем ли мы прощать?

Сегодня мало кто не задается вопросом, насколько далеко должна простираться способность христианина к прощению. Понятно, что далеко. Обыкновенно, способность христианина к прощению должна простираться дальше, чем способность к прощению, которой обладаем мы сами. Сосед должен прощать нас больше, чем мы способны простить соседу.

Родители Трейвона Мартина

Родители Трейвона Мартина

Во Флориде «добровольный наблюдатель» за порядком в районе Джордж Циммерман застрелил подростка-афроамериканца Тревона Мартина. Был записан звонок Циммермана в 911: «Этот парень тут не к добру, точно вам говорю. Он обдолбан или типа того. У него что-то в руках, я не знаю, какие у него дела. Он возвращается ко мне, чтобы меня проверить. Он вытаскивает что-то из-за пазухи… Уходит. Как эти выродки всегда уходят от ответственности».

Диспетчер : Вы что, следуете за ним?

Убийца: Ага.

Диспетчер: Мы не нуждаемся в том, чтобы вы за ним следовали.

Потом пространство и время, пока остающееся без следов записи.

Затем еще звонок в 911 — свидетеля, который не видит, что происходит, — не хочет высовываться. Но слышит крики парнишки о помощи. Пытается вызвать кого-то на помощь. Выстрел. Истерика свидетеля:

«Он погиб, он погиб, он лежит на траве».

Диспетчер: Послушайте, только потому, что кто-то лежит на траве…

Свидетель: Нет, он погиб, он погиб.

George Zimmerman

George Zimmerman

Убийцу не арестовали. По законам Флориды, если кто-то чувствует себя под угрозой (как чувствовал себя Джордж Циммерман, о чем свидетельствует его звонок), он вправе применить оружие с целью самозащиты. Это называется – «стоять на своей земле».
Если к вам в дом приходят люди, угрожают вам, вы вправе убить их. В порядке защиты своей жизни и жизней своих домочадцев. Флорида распространяет закон «стояния» на любую территорию, не только на вашу собственность. К вопросу об оправдании того, кто защищается, кто почувствовал свою жизнь в опасности, добавляется «польза сомнения» — всякое сомнение должно пониматься в его пользу.

Поднялись родители подростка и адвокат, а также медиа. Подросток не лез в окно, не ломал ограду, не нападал. Убить подростка только потому, что тот показался подозрительным, следовать за ним, застрелить его и не оказаться за решеткой — это, в терминах адвоката и медиа, расизм.

Отец Циммермана — вероятно, сам тоже Циммерман — вступился за сына: сын так далек от всяческого расизма, как только можно вообразить. Он ни за кем не следовал и никого ни на что не провоцировал.

Соединенные Штаты Америки в массе – страна протестантская, позитивистски настроенная в отношении религии, христианская в самом модернистском смысле слова. К минимуму сведена обрядовая, мистическая, литургическая сторона религии, разветвилось немыслимое количество церквей разных толков – от огромных мега-черчей до крошечных соседских комьюнити. Нет, возможно, ни одного вопроса, по которым у двух церквей было бы единое мнение, — ни по вопросу женского священства, ни по вопросу однополых браков, не говоря уже о глубоких богословских вопросах.

В воскресенье, последовавшее за убийством, верующие надели «худи» – расслабленные куртки с капюшоном. Практически – униформу повседневной одежды в Соединенных Штатах. Именно худи показалось подозрительным Джорджу Циммерману. А также то, что подросток нес в руке. Позднее выяснилось – пластиковую бутылку с напитком и конфеты «скиттлс».

Trayvon Martin

Trayvon Martin

Событие превратилось в событие национального масштаба в США. В худи облачились знаменитости и политики. Худи стало символом протеста против несправедливости. Стали символом протеста также «скиттлс».

Президент Обама сказал: «Если бы у меня был сын, он бы выглядел как Тревон».

Конгрессмен Бобби Раш, надевший худи в Конгрессе во время выступления, был со скандалом выведен из зала, однако успел донести свою мысль: худи – не значит хулиган.

Журналист Джеральдо Ривера, осмелившийся сказать: «На худи лежит такая же ответственность за смерть Тревона, как на Джордже Циммермане», — и посоветовать родителям латиноамериканских и чернокожих подростков запретить детям носить худи и заодно короткие штаны, — подвергнут остракизму.

Журналист Пирс Морган, попытавшийся дать слово второй стороне, с презрением назван непрофессионалом и изжарен заживо под лучами собственных софитов.

То ли закон Флориды, позволяющий «стоять на своей земле» с оружием в руках, даже если человек не защищает свою личную собственность, будет изменен, то ли дело будет рассматриваться в федеральном суде, то ли Циммерман сам будет в опасности всю свою жизнь от каких-нибудь мстителей, если его не привлекут все-таки к ответственности.

Ясно одно – так же, как и в России, в Штатах судьбу подозреваемого решают медиа, а не суд. Кейси Энтони, убившая свою двухлетнюю дочь, была оправдана в суде, но ведет жизнь изгоя, и присяжные, вынесшие оправдательный приговор, все пострадали по-своему – у одного разрушены семейные отношения, второй сожалеет, что принял участие в этом деле, и все они без исключения были прокляты в интернете.

Акция в память о Тревоне Мартине

Акция в память о Тревоне Мартине

В России сейчас обсуждается дело с брянским ребенком девяти месяцев, убитым родителями ударом о кровать, — в интернете проклятия с пожеланиями самых страшных наказаний виновным, написанные по-русски.

Другими словами, всякое дело, всплывшее сегодня, при нынешнем развитии средств информации, в общественном доступе, несет предполагаемому виновнику угрозу его жизни, свободе и безопасности несравненно большую, чем дело, рассматриваемое без особенной огласки, обыкновенным порядком, в суде.

Громче всегда раздаются голоса, требующие линчевания, наказания ремнем, ссылки, публичной казни, повешения, четвертования и пыток. И их всегда больше, этих голосов. Люди в этом отношении проявляют поразительное единодушие – что в Америке, что в России.

Примечательно, что в ситуациях с насилием роль жертвы в случае огласки переходит к тому, кто осуществил насилие. Но новая жертва, жертва не меньшая, чем та, которая была замучена первоначально, уже не вызывает ни в ком никакого сочувствия.

Не берусь судить, правильно это или неправильно. Понимаю возможные аргументы в пользу безоговорочного осуждения – они неотразимы. Аргументы такие: как бы вы поступили, оказавшись на месте, главным образом, матери или отца первой жертвы – той, кто кричит о помощи, когда ее истязают? И к кому никто не приходит? Попросили бы вы затем милости убийце?

Навряд ли, навряд ли. Не будем обманываться. И общество нас не осудит. По всем законам Хаммурапи, мы будем правы.

А ведь христианство требует от нас прощения. Под силу ли такое сверхчеловеческое прощение – реальному человеку? Или христианство требует заведомо неисполнимого?  Или тут христианство неправильно понятое, а правильно понять его можно только в контексте Ветхого Завета, Новый Завет доставая только тогда, когда это более выгодно?

В безоговорочном, непримиримом требовании прощения, наряду с другими неисполнимыми требованиями, – сила христианства. И тут же залог того, что оно всегда гонимо. Залог его вечного неуспеха в мире, и залог его неистребимости. Если бы христианство было «успешно», сподручно и посильно, это было бы что-то другое. Бизнес-проект, управляемый эффективными менеджерами.

Христианство дает радикальнейший метод разрешения от застилающей глаза ненависти – метод едва ли не непосильного человеку прощения. Метод, которым, две тысячи лет спустя, мы по-прежнему не владеем.

Категория: Это интересно | Добавил: Avela (15.04.2012)
Просмотров: 564 | Комментарии: 1 | Теги: убийство Тревора Мартина, христианство, прощение убийства, скандал в Америке | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Категории раздела
Это интересно [4]
Статистика сайта
Все права принадлежат Музею им. ак. И.И. Срезневского © 2017 Конструктор сайтов - uCoz